2016/01/26

Грядущий банковский кризис : жёсткое приземление Европы в новую реальность

Вслед за тревогой поданной ZeroHedge несколько часов назад, я предлагаю здесь версию моей статьи, уже опубликованной в Global Europe Anticipation Bulletin  101 (GEAB) 15/01 на français (extrait commenté), 16/01 на english, u 17/01 на Deutsch, italiano, español, português языках.

Traduction du français au russe par Amandine, du réseau Le Saker Francophone.
____________________

Грядущий банковский кризис : жёсткое приземление Европы в новую реальность.

Начало года ознаменовалось объявлениями о «Катаклизме» [1]  ожидаемом в этом году на биржевых рынках. В отличии от кризиса  2008 года, на этот раз не только независимые аналитики, как  LEAP с момента публикации Global Europe Anticipation Bulletin (GEAB) в феврале 2006 года, но и наиболее «уважаемые» учреждения стали подавать  сигналы тревоги : BIS [2] ФРС [3] (в лице Ричарда Фишера из Федерального банка Далласа), МВФ [4] или очень крупные банки, такие как Societe Generale [5], RBS и UBS. [6]

Таким образом, эти операторы присоединились к другим аналитикам, подобно нам, которые осуждают как формирование нового финансового пузыря, намного более крупнее предыдущего, так и мнимое восстановление роста западной экономики.

Но когда само сердце системы оповещает о подобном прогнозе, он имеет гораздо меньше шансов на реализацию, чем предсказания  более мелких игроков. Напомним, что парадокс успешного прогнозирования, заключается в том, что оно не должно исполнится, так как проблема, ожидаемая всеми экономическими актёрами, становиться сама по себе решённой проблемой. Тем не менее, являются ли в самом деле предсказаниями предупреждения исходящие из сердца самой системы, или они просто описывают уже фактическую ситуацию ? Или, как повторил за нами [7] Ричард Фишер, недавно покинувший должность президента Федерального банка Далласа, "У ФРС больше нет боеприпасов" ?

Мы полагаем, что паника, похоже охватившая основных операторов "западной системы", является слишком запоздалой для плавного изменения; однако чёткое осознание ситуации может ещё позволить им предотвратить радикальные переломы в антикризисной стратегии правящих кругов уже сплотивших свои ряды. К сожалению, отсутствие воображения "истеблишмента" предвещает вероятное введение протекционистских мер.

Тенденция на ужесточение сочетается однако с другой тенденцией, о которой мы часто говорили в первой половине 2015 года: в отличие от 2008 года, работа по созданию новой системы значительно продвинулась. Этот факт позволяет нам выдвинуть предположение, что вместо полного разрушения до основания, кризис 2016 года станет по всей вероятности « жесткой посадкой » в новую реальность, к которой крупные игроки  старой действительности будут пытаться по неволе адаптироваться. Эти попытки потребуют от них стратегического отступления.

Хроника ожидаемого кризиса

Показатели к 12-му января свидетельствуют о расширении дефляционного шторма, в качестве барометра : GSCI Commodity Index [8] упал до 284,7 пункта (минимальное значение с 2004 года); Baltic Dry Index (Балтийский фрахтовый индекс) до 402 пунктов (самой низкой стоимости с 1985 года, даты создания индекса!); с июня 2014 года, центральный банк Китая опустошает свои долларовые валютные резервы в беспрерывном ритме по 37 млрд долларов в месяц, что опережает скорость их прежнего пополнения; Саудовский центральный банк находится в такой же ситуации, центральные банки Бразилии, Японии, России, Банка Англии или ЕЦБ также снижают их запасы, хотя и более медленно. Наиболее крупные страны, содержатели долларовых долгов, продают одновременно.

Месячные изменения валютных резервов Китая 1980-2015; источник: tradingeconomics

Финансовый кризис приходит из Китая? Это анализ встречающийся во всех традиционных средствах массовой информации. Тем не менее, сравним индекс китайской биржи и эволюцию Доу-Джонса, сначала за 2 года:

 ...  потом с 1990 года :


Обратите внимание, что пик Dow Jones опережает на 2 или 3 месяца индекс китайцев, как в 2008 так и в 2015. Фитиль загорелся в Нью-Йорке, а не в Шанхае. Кроме того, биржевый пузырь в 2015 году значительно больше, чем 2008 году в Нью-Йорке, и значительно меньше, чем в 2008 году в Шанхае. Риски на Западе гораздо больше, чем на Востоке. Кроме того, общая рыночная капитализация в США в 25 раз выше стоимости китайской биржи.

Сравнение биржевой стоимости по странам; источник: visualcapitalist

Самоубийственная денежно-кредитная политика "количественного смягчения" (QE) поддерживает дефляцию. Об  этом  свидетельствует продолжающиеся снижение процентных ставок как в Японии, которая следует этому пути с 90-х годов и где доходность 10-летних облигаций достигла исторического минимума в 0,2 %, так и во  Франции​​  и Германии: 
  
Доходность 10-летних государственных облигаций Японии с 2011 года; Источник : Bloomberg





Мы не будем ограничиваться простым предупреждением в 2-х словах как RBS, ни осуждением обвала рынка в результате манипуляций центральных банков [9], как Банк Америки, или напоминанием, что с 2008 года уже полмиллиона рабочих мест [10] исчезли в банковском секторе.


Наш долг, прежде всего, попытаться предвидеть последствия этого шторма для европейских стран, потому что никто не сделает это лучше, чем мы сами, европейцы. Разумеется, любые выводы в такой ситуации опасны, но все они должны быть продуманы, чтобы помочь в принятии решений и строительстве  будущего.

Неготовность западной банковской системы

Во-первых: этот кризис начнётся, как и в 2007 году, кризисом в США, вызванным бесконтрольным и нерегулируемым риском на фьючерсном рынке. Действительно, в этой стране заключён наибольший объём таких контрактов и насчитывается наиболее высокое количество банков имеющих фьючерсы на своих балансах. Финансовый кризис быстро перерастёт в банковский кризис, так как более не существует никакого разделения между инвестиционными и розничными банками, потому что новые правила, такие как закон Додда-Франка, были с легкостью обойдены, не только в  Соединенных Штатах, но и в Европе, [11] и наконец потому, что объемы фьючерсных контрактов являются астрономическими [12] и сокращаются слишком медленно [13]. Знаменитый инвестор Уоррен Баффет (Warren Buffet), подразумевая системный риск который представляют из себя фьючерсы , назвал их "оружием массового финансового уничтожения". Как и в 2008 году, в силу продолжающейся в 2016 году взаимосвязи двух экономик, этот банковский кризис распространится в Европе.

Несмотря на усиленные сообщения по поводу новых банковских правил (соблюдение уровня собственных активов и т.д.), в особенности в отношении банков, риск которых носит системный характер,  слишком робкие меры смогут предоставить только бедные гарантии, и сценарии кризисных тестов окажутся устаревшими.

В течении последних дней, крупнейшим событием в Европе является, в конечном счёте, разрешение на взятие средств со счетов клиентов [14] имеющих более 100 000 €. Хотя, в чрезвычайной ситуации, установленный уровень может быть снижен, одна эта мера не сумеет погасить задолженность по фьючерсным контрактам и каскады банкротства нескольких учреждений станут неизбежными. Даже государства не  будут располагать достаточными средствами для покрытия убытков, так как никто не захочет покупать их новые казначейские векселя, напечатанные в ускоренных темпах.

Западная банковская система теряет смысл

Это исчезновение западной банковской системы не следует рассматривать как конечную точку в истории, возвращение в каменный век. Напротив, именно отсюда всё может начаться на совершенно новой основе и достаточно быстро. С 2008 года мы утверждаем, что глобальный системный кризис следует понимать как оттепель, фиаско, источник энергии и движения. Мир стоял на месте, застывший, в частности, с 1971 года (с конца конвертируемости доллара в золото). Холодная война стала оледенением для умов.

Нужно понять, что массивные количественные смягчения (QE) и денежные политики с нулевыми процентными ставками положили конец процессу, который Keith Werner (Кейт Вернер) прекрасно резюмирует: крупные банки больше не являются банками, потому что они больше не выполняют их работу. Он пояснил, что в течение 30 лет, крупные банки работали рука в руку с центральными банками над снижением до нуля процентной ставки (намеренно или нет, это уже не важно). В результате, сегодня банки больше не предлагают вкладчикам определённую рентабельность вкладов в зависимости от уровня риска. Тем не менее, всё большее число людей осознают потенциальные опасности, например, связанные с огромным увеличением количества банков работающих со фьючерсами. Даже присутствие суверенного долга на их балансах больше не считается безопасным. [15] В конечном счете, банки имеющие огромное количество сотрудников и занимающиеся самой различной деятельностью, выплачивают смехотворно низкие проценты своим вкладчикам.

Вот почему все больше и больше людей, особенно наиболее осведомлённых, стали видеть банки только в качестве поставщиков денежных купюр и терминалов для розничной торговли, операторов платежей и  борьбы с мошенничеством. Но все это только периферийные услуги, а не сердце бизнеса для любого солидного банкира. И всё таки  реальность такова, что банкиры отказались от сердца их бизнеса и всё, что им осталось, это периферийные услуги.

Некоторые особенности нового банковского ландшафта для совершения аварийной посадки: новые актеры, новые инструменты

Эта ситуация не может продолжаться до бесконечности: не говорим ли мы, что природа не терпит пустоты ? Вот почему это сердце бизнеса так же как и периферийные услуги будут легко завоёваны посторонними и новыми участниками.

Эти новые игроки будут двух типов: во-первых дочерние представительства российских и китайских банков, которые предложат банковские услуги, связанные с местным развитием Нового Шелкового Пути и Большого Морского Пояса (один пояс, одна дорога). Эти банки будут иметь важную характеристику, а именно располагать значительным собственным капиталом в золоте, вновь постепенно предложив его денежный обмен. [16] Западные банки будут не в состоянии это сделать, так же как и центральные банки, не сумеют повысить до 4 % годовых их 10-летние облигации.

Второй тип игроков будет образован аутсайдерами мобильных платежных решений (м-платежей). Эти решения быстро распространились  в Азии [17] в течение последних 10 лет:

·  WeChat TenPay / кошелек Tencent, с 20 % рынка мобильных платежей в Китае. Используя это решение, 200 млн. [18] пользователей потратили 11 млрд. юаней в 2015 году, с тем преимуществом, что существует ещё запас пользователей сообщениями WeChat в 600 миллионов;
·   Бумажник Alibaba Alipay имеет более 300 миллионов пользователей, 800 миллионов китайских счетов и обрабатывает 80 млн транзакций в день с 45 млн платежей. Он представляет собой 80% китайского рынка мобильных платежей.

Некоторыми аналитиками было объявлено, что м-коммерция будет генерировать 334 млрд долларов США, или 50 % от общего объема розничных продаж. Обратите внимание, что эти решения также в состоянии, перевести определенную сумму кому угодно без акта продажи (P2P). Эти решения продуманы так чтобы быть в полной независимости от сети банковских карт или терминалов электронных платежный (TPE), которые достаточно редко используются в Китае, в отличие от западных стран.

WeChat TenPay / кошелек только что открылся в Южной Африке [19] и, его ожидают в более чем 20 странах Азии, Европы, Америки и в Австралии. С конца прошлого года, Alipay предлагается в Японии и Корее.

Западные актеры это в первую очередь ApplePay и Google Wallet . В силу распространения сетей банковских карт и TPE, они основаны на совершенно другом техническом подходе (Host Card Emulation) по сравнению с предыдущими решениями. В последнее время предложение расширилось со «Счётом Никель» или «Оранжевым денежным счетом». В плане безопасности м-платежных операций, мы должны также упомянуть о nec plus ultra французской компании Antelop. Все эти решения, за исключением последнего, который имеет самый высокий уровень сертификации, уязвимы в области  безопасности, но это не единственное качественное отличие на этом очень  конкурентном рынке.

Эти решения, естественно, будут использоваться, при обрушении традиционного банковского сектора. Если банкомат отключен, ТПЭ не работоспособны, вынимай свой мобильный!

Неизбежное стратегическое отступление основных европейских игроков, чтобы не исчезнуть в этот переломный момент

Тем не менее, основные банковские игроки в Европе достаточно плохо относятся к развитию описанных выше событий, где им не оставлено много места. Но контекст терроризма предоставляет множество возможностей для блокировки инноваций ставящих  под вопрос центральное положение банков [20].

Банковский кризис будет иметь ещё одно важное следствие: некоторые страны ЕС в ближайшее время поддадутся соблазну контролировать потоки капитала на границах, и, прибегая к "кризисной ситуации", станут по-разному регулировать деятельность их собственных банков и дочерних иностранных представительств. Однако, свободное движение капитала является одним из краеугольных камней ЕС. В след за свободным передвижением лиц, которые уже в настоящее время серьёзно оспаривается [21], мы ожидаем раскола на практике между системой ЕС, полностью теряющей смысл, и активизацией европейских перспективных проектов: европейской  и Шенгенской  зон, европейской армии, и т.д. ...

Выживание институтов ЕС будет напрямую зависеть от их способности адаптироваться к принципу разно скоростного развития стран Европы. Конец единодушию по всем вопросам между 28 участниками, снят вопрос о трансатлантической опеке и неприкосновенности лозунгов о свободной конкуренции и свободном  передвижении... Европейской комиссии, Европейскому парламенту, Совету ЕС придется научиться, обеспечивать тесное сотрудничество между группами стран для продвижения проектов по восстановлению континента ... или же эти структуры исчезнут, замещенные новыми институтами.

Например, в соответствии с рекомендациями LEAP, Европейский парламент должен будет создать в течение года супер-комитет еврозоны, состоящей только из парламентариев этой зоны, или же евро зона, сама создаст свою собственною демократически легитимную структуру. Тем не менее, такое развитие событий, как в одном так и в другом случае, не может иметь место до завершения переговоров с Кэмероном и лондонской биржей по поводу управления в зоне евро, а значит не ранее конца 2016 года. В течении же этого времени, все будут гнуть спину и защищать евро от сотрясений денежного шторма.

Не только свобода передвижения людей будет поставлена ​​под сомнение на этом новом этапе эволюции системы: начиная с этого года, вопросы финансовых потоков и капитала также станут на повестку дня.


________________________

[1] Источник:  Телеграф / The Telegraph, 01/11/2016
[2] Источник: Телеграф / The Telegraph, 06/25/2015
[3] Источник: Business Insider, 01/06/2016
[4] Источник: Global Research, 12/31/2015
[5] Источник: The Guardian, 01/12/2016
[6] Источник: Телеграф / The Telegraph, 01/11/2016
[7] Источник:  общественное сознание, 19/11/2012
[8] Источник: Bloomberg, 01/14/2016
[9] Источник: ZeroHedge, 12/28/2016
[10] Источник: Bloomberg, 12/31/2015
[11] Источник: Les Echos, 01/04/2016
[12] Источник: Visual Capitalist, 12/17/2015
[13] Источник: BIS
[14] Источник: Телеграф / The Telegraph, 12/31/2015
[15] Источник: Развивающиеся рынки , 10/10/2015
[16] Источник:  Общественное сознание, 09/19/2014
[17] Источник: Fintech Asia, 11/19/2015
[18] Источник: TechCrunch, 10/11/2015
[19] Источник: ZDNet, 03/12/2015
[20] Например, французское решение о запрете денежных электронных или наличных платежей свыше 1000 евро (Источник: Le Figaro, 6/27/2015) и Европейский проект поставить под строгое наблюдение новые режимы электронных платежей, таких как Bitcoin (источник: ZeroHedge, 11/20/2015).
[21] См первые результаты поиска Google.

_______________________

[Ajout le 21/01:
A ma connaissance personne n'avait évoqué à ce jour cette possibilité de se reporter massivement sur les paiements par smartphone -ces derniers étant très largement diffusés aujourd'hui (cf nombre de ventes en France en 2015 ; livraisons mondiales de smartphones de 2010 à 2015)- quand l'ensemble système bancaire s'éteint tout à coup (bank holiday).

Cette ouverture donne de toutes nouvelles perspectives là où il n'y avait qu'une impasse paralysante et des leviers de négociation aux groupes de pression face aux banques occidentales, dès aujourd'hui, pour peu qu'ils se saisissent de cette idée afin de les marginaliser. Il n'y a plus de too-big-to-fail (TBTF) qui tienne, plus de logique de statu quo qui s'impose.]